АССОЦИАЦИЯ ТЕННИСНЫХ ЖУРНАЛИСТОВ РОССИИ                     RUSSIAN ASSOCIATION OF TENNIS JOURNALISTS

 

Борис Фоменко - генеральный секретарь Федерации тенниса России, победитель журналистского конкурса «Золотое перо. Parker-2003», почетный член международных лаун-теннисных клубов Австрии, Англии, Бельгии, Испании, Швейцарии и США

 

Человек, который вернул России ее теннисное прошлое – прошлое без ретуши, без глянца, без прикрас, – так говорят о Борисе Фоменко его друзья и коллеги. И в этом, пожалуй, нет ничего удивительного: за последние 10 лет Фоменко так «перепахал» всю нашу теннисную историю, что в ней почти не осталось белых пятен. А ведь еще несколько лет назад целые пласты нашей теннисной родословной были в забвении, покрыты мраком неизвестности – советская власть, как известно, держала теннис на задворках из-за его элитарности и не очень-то заботилась о его историческом прошлом. А о таких пионерах отечественного тенниса, как Александр Стахович, Андрей Мусси, Роберт Фульда, до исследований Фоменко никто и слыхом не слыхивал…


Родился 25 марта 1940 года в приморском городе Уссурийске, в семье военнослужащего. Отец – Фоменко Иван Федосеевич (1908–1986), офицер Советской Армии. Мать – Фоменко Валентина Ивановна (1912–1958), домохозяйка.


В конце 1940-х годов отца перевели служить в Прибалтику. Детство Бориса прошло в небольших городках, где размещались военные гарнизоны. Там он и приобщился к спорту – играл в футбол, в баскетбол, неплохо бегал короткие дистанции на городских соревнованиях, пока, наконец, не увлекся серьезно шахматами. Эта любовь к древней игре сохранилась у него на всю жизнь. 


Страстью Бориса была и история. По ней он получал в школе круглые «пятерки» и выигрывал почти все городские олимпиады. Отец собрал неплохую военную библиотеку, и мальчик запоем читал о знаменитых походах Ганнибала и Суворова, восстании рабов в Древнем Риме под началом Спартака, татаро-монгольском нашествии на Русь. 


В 1959 году Фоменко приехал в Москву с твердым намерением стать историком. Однако в самый последний момент добрые люди отсоветовали: слишком сильна была у Бориса тяга к правдолюбию, к справедливости (она так и осталась по сей день) и слишком памятны были еще последствия культа личности Сталина – времена, когда настоящие историки нередко оказывались на тюремных нарах.


Спустя 5 лет Борис окончил Московский государственный институт иностранных языков имени Мориса Тореза и начал работать переводчиком. Вскоре его стали приглашать для работы со спортивными делегациями, выезжавшими за рубеж. Так в январе 1971 года Борис оказался в Нью-Йорке после традиционного матча СССР – США по боксу.


В один из вечеров американцы предложили руководству нашей боксерской делегации посмотреть баскетбол, стриптиз или профессиональный теннис. Пока боксеры размышляли, куда податься, Фоменко уговорил их пойти на теннис – уж очень хотелось ему посмотреть на игру, о которой он только читал, но никогда не видел наяву.


30 января 1971 года Фоменко запомнил навсегда. В знаменитом нью-йоркском Мэдисон-Сквер-Гардене проходили то ли официальные соревнования, то ли показательные выступления – точно вспомнить он не может. Но то, что в них участвовала почти вся элита мирового тенниса, это – факт. Первой встречей по теннису, которую Борис увидел воочию, был поединок между австралийцем Родом Лэйвером и американцем Артуром Эшем. Представим себе: ни разу не видеть теннис в жизни и вдруг сразу приобщиться к его Олимпу – оказаться на дуэли между живыми его легендами – двукратным лауреатом «Большого шлема» и неоднократным чемпионом США! Было от чего впасть в эйфорию, было чем насладиться всласть!


Вот тогда-то Борис впервые и понял, какая красивая и гармоничная эта игра! Какая динамика и грациозность!


Спустя полтора года после своего нью-йоркского открытия, в августе 1972 года, Фоменко вновь отправился за рубеж со спортсменами. Только на этот раз уже с теннисистами. С тех пор он старался ездить только с ними. Теннис стал главным интересом в его жизни.


У Бориса есть одна особенность: если он за что-то берется, то старается дойти до самой сути. Так было и с шахматами (от дилетанта дошел почти до мастера), и с теннисной филателией – собрал одну из лучших коллекций в мире и удостоился многих почетных наград на международных филателистических выставках, и, наконец, с историей тенниса.


Когда Фоменко заинтересовался теннисом всерьез, он попытался начать со своего давнего пристрастия – с истории, ибо «человек, как заметил великий Ницше, не может научиться забвению, и он навсегда прикован к прошлому, как бы далеко и как бы быстро он ни бежал, цепь бежит вместе с ним». Едва заинтересовался, как вдруг с удивлением обнаружил, что по истории отечественного тенниса нет почти ничего. Не был опубликован даже список чемпионов страны за все годы. И это в теннисе – в спорте с давними и славными традициями. А вот по истории футбола, хоккея, борьбы, бокса литературы хватало. Словом, было над чем задуматься.


Несколько лет ушло на то, чтобы осмотреться в теннисе, почувствовать пульс его жизни, узнать получше людей, а затем начать кропотливую работу по сбору исторических материалов в архивах, библиотеках, у ветеранов отечественного тенниса. Итогом этой работы стал скромный справочник «Теннис», вышедший из печати в 1980 году тиражом в 35 тысяч экземпляров. Справочник был далек от идеала, но это была первая ласточка в этом жанре. Голод же на справочную литературу о теннисе тогда был таков, что этот тираж разошелся по всей стране за считанные недели. 


К сожалению, работать приходилось урывками – мешали длительные командировки за рубеж. Вернувшись после одной из них, он стал работать в издательстве «Большая советская энциклопедия» (1981). Вначале в качестве простого научного редактора, а затем – в должности руководителя группы спорта. Тут ему и пригодились его шахматные познания: издательство начало готовить к выпуску новый энциклопедический словарь – «Шахматы», и Фоменко пришелся как раз ко двору.


Бориса назначили заместителем Анатолия Карпова – главного редактора словаря и тогдашнего чемпиона мира по шахматам. Объем издания был внушительным – почти 140 учетно-издательских листов. Сотрудников в группе спорта было раз-два и обчелся, а работы более чем достаточно. Борис 5 лет не брал отпуск, ибо хорошо понимал, что даже месячный перерыв в работе автоматически отодвигает срок публикации издания – ведь только официальных шахматных соревнований проводилось тогда ежегодно свыше трехсот.


Здесь, в издательстве, Фоменко прошел настоящую школу редактора-энциклопедиста, познал основные законы энциклопедического дела, тонкости этого нелегкого ремесла.


Одновременно он продолжал заниматься любимым делом – собирал материалы по истории отечественного тенниса, правда без всякой надежды на их публикацию. Друзья подшучивали над ним: твое теннисное хобби стало второй профессией, но дивидендов тебе этот буржуазный спорт не принесет.


И тут грянула перестройка. Если бы не перестройка, то все собранные материалы так и остались неопубликованными – история вида спорта, у истоков которого стояли графы, князья, дворяне, советской власти была не нужна.


После выхода в свет «Шахмат» (1990) Фоменко хотел сразу же засесть за любимый теннис, но его выбрали ответственным секретарем Федерации тенниса СССР, и ему пришлось оставить работу в издательстве и заняться вплотную организацией первого мужского профессионального соревнования в стране – Кубка Кремля. Хлопот был полон рот и на исследования по истории отечественного тенниса времени не оставалось. 


Когда наконец-то появилось время, перед Фоменко встал вопрос: что публиковать по теннису в первую очередь? Сомнений не было: конечно, энциклопедию. И работа закипела. Точнее, это была не работа, а образ жизни: мысли о том, где и как достать нужный материал для энциклопедии, не покидали его ни на минуту.


В июне 1999 года энциклопедия «Российский теннис» появилась на прилавках книжных магазинов. Это была не только первая теннисная энциклопедия, но и первая в России авторская энциклопедия – энциклопедия, которую создал не целый коллектив, как это обычно делается, а один человек. И случилось это не потому, что Фоменко хотел выделится из общей массы любой ценой, а потому, что многие в эту затею просто не верили и ее не поддерживали.

 

Энциклопедия позволила впервые проследить эволюцию отечественного тенниса за его более чем 120-летнюю историю – от Льва Толстого до Кубка Кремля. Для этого пришлось поместить в ней свыше 1000 статей по самым разным вопросам жизни советского и российского тенниса, около 300 фотографий, многие из которых уникальны, 3 обширных приложения.


Правда, спортивные энциклопедии выходили в свет в Советском Союзе и до появления теннисной энциклопедии Фоменко. К примеру, энциклопедии футбола, хоккея, бокса. Но делали их не энциклопедисты-профессионалы, а простые журналисты, не имевшие профессионального опыта энциклопедической работы. И поэтому эти издания, несмотря на все свои громкие названия, не отвечали порой самым элементарным энциклопедическим требованиям и нормам.


Почин, однако, был сделан. Теперь предстояло реанимировать теннисную жизнь России во всем ее многообразии. И Фоменко начал с истоков, с самых корней, с «Истории лаун-тенниса в России». Это исследование Борис считает одним из самых важных в своей работе, поскольку здесь ему удалось показать поступь отечественного тенниса за первые 60 лет своего существования.


Особенно интересны разделы о теннисе русской эмиграции, о чемпионатах зарубежной России, о выступлениях наших соотечественников-эмигрантов в международных соревнованиях. Ничего подобного в СССР, в России ранее не публиковалось. Это был первый шаг в деле всестороннего изучения истории нашего тенниса.


Пока Фоменко трудился над истоками сборная России впервые выиграла одну из самых престижных наград мирового тенниса – Кубок Дэвиса (2002) и вписала новую яркую страницу в историю отечественного тенниса. Как историк, Борис заранее предвидел эту возможность и начал работать над новой книгой, посвященной этому знаменательному событию, за год до этой победы. Отечественным мастерам ракетки потребовалось 99 матчей, чтобы добиться такого успеха. Поэтому свою новую книгу Борис и назвал «99 ступеней к вершине». Она была опубликована спустя всего три месяца после завершения финала Кубка в Париже.


О Кубке Дэвиса в мировой теннисной литературе написано немало, но до книги Фоменко не было ни одного издания, посвященного достижениям теннисистов отдельно взятой страны. Теперь такая книга есть – книга-летопись, где подробно описаны все матчи теннисистов России. Не только описаны, но и богато проиллюстрированы более чем 300 фото, включая редкие зарубежные иллюстрации.


Эта книга очень понравилась чемпиону Уимблдона 1973 года чеху Яну Кодешу, который в 1960-1970-х годах неоднократно сражался с российскими теннисистами в матчах Кубка Дэвиса. Кодеш лестно отозвался об этой «летописи» и попросил у автора несколько экземпляров для своих друзей в Праге.


Фоменко всегда интересовали не только исторические события, но и люди, личности, связанные с ними, и в первую очередь кумир всей дореволюционной теннисной России граф Михаил Сумароков-Эльстон. Это была знаковая фигура в русском теннисе, мастер, с успехов которого началось признание отечественного тенниса за рубежом. Несмотря на все победы графа на корте, сведения о нем в России были весьма скудные – не знали точно даже даты его рождения. Пришлось собирать о нем материалы практически с нуля. 


Спустя несколько лет удалось установить при помощи немногих людей из первой волны русской эмиграции в Париже, что у Сумарокова есть дочь, которая проживает в Англии. Фоменко несколько раз встречался с ней, просиживал многие часы в библиотеке Уимблдонского музея в поисках материалов о Сумарокове, рылся в отечественных архивах Москвы, Петербурга. Трижды посетил Францию, где Сумароков прожил в эмиграции долгие 17 лет и достойно отстаивал честь теннисной России на зарубежных кортах. Результатом этих поисков стала книга о графе Сумарокове, которая разошлась по стране в течение двух недель.


Неожиданным образом аукнулась Фоменко и его теннисная энциклопедия: в Интернете ее увидел профессор Государственного университета американского города Фермонт, что в Западной Вирджинии, Майкл Фульда – внук талантливейшего организатора дореволюционного спорта России Роберта Фульды. И снова напряженные поиски, встречи, работа в архивах. В итоге российские любители тенниса получили подарок – книгу о Роберте Фульде, о котором до последнего времени почти ничего не было известно. Вот так по крохам, по крупицам собирает Фоменко подлинную историю отечественного тенниса.


Исследования этой истории не ограничиваются у Бориса Ивановича лишь книгами. Он – автор ряда брошюр и многочисленных статей по родословной тенниса. В этих статьях он не топчется на одном месте, не повторяет общеизвестные истины, а смело идет вперед, осваивая вс? новые и новые пласты, новые срезы почти забытой теннисной истории. Он все время шагает по целине, где еще не ступала нога теннисных следопытов. Его статьи – это новое слово в летописи отечественного тенниса, новый взгляд на теннисное прошлое страны. Некоторые из публикаций переведены на иностранные языки. 


Фоменко хорошо известен среди западных журналистов и специалистов-энциклопедистов, он являлся членом редколлегии чехословацкой теннисной энциклопедии, опубликованной в Братиславе в 1983 году, автором многих статей о российских теннисистах в знаменитой американской энциклопедии «Who’s Who in Tennis» (Кто есть кто в мировом теннисе), снялся в голландском теннисном телефильме. 


Борис Фоменко живет новыми планами, новыми идеями – подготовил к печати книгу о триумфальных победах женской сборной в Кубке Федерации, обновляет и дополняет статьи ко второму изданию своей теннисной энциклопедии, выпуск которой приурочен к столетнему юбилею Федерации тенниса России (2008). 


Б.И. Фоменко не только словом, но и делом чтит память о пионерах отечественного тенниса. По его инициативе и при его непосредственном участии были установлены достойные надгробия на могилах таких выдающихся мастеров и организаторов нашего тенниса, как Нина Теплякова, Евгений Кудрявцев, Роберт Фульда. На Смоленском лютеранском кладбище в Петербурге восстановлена заброшенная могила родителей «крестного отца» российского тенниса Артура Макферсона, а ему самому установлен памятник-кенотаф (памятник без захоронения). Борис Иванович способствовал становлению и регулярному проведению турниров-мемориалов Михаила Сумарокова-Эльстона в Петербурге (с 2003) и Роберта Фульды в Москве (с 2004). Организовал посещение могилы графа Сумарокова близ Лондона группой ветеранов отечественного тенниса во главе с президентом Федерации тенниса России Шамилем Тарпищевым. 


Б.И. Фоменко – генеральный секретарь Федерации тенниса России, член Международной ассоциации теннисных журналистов и писателей, эксперт по номинациям в Международный зал теннисной славы (США), победитель журналистского конкурса «Золотое перо. Parker-2003», почетный член международных лаун-теннисных клубов Австрии, Англии, Бельгии, Испании, Швейцарии и США. Автор справочника «Теннис» (1981), энциклопедии «Российский теннис» (1999), книг «История лаун-тенниса в России» (2000), «Кубок Дэвиса. 99 ступеней к вершине» (2003), «Рыцарь герба и ракетки» (о графе Сумарокове-Эльстоне; 2004), «Роберт Фульда – пионер русского тенниса» (2005), «Кубок Федерации – от Парижа... до Парижа» (2006).


Живет и работает в Москве.

 

ВЫШЛА НОВАЯ КНИГА БОРИСА ФОМЕНКО, АВТОРА 14 КНИГ, В ТОМ ЧИСЛЕ 2-Х ЭНЦИКЛОПЕДИЙ, И БОЛЕЕ ЧЕМ 250 СТАТЕЙ ПО ИСТОРИИ ОТЕЧЕСТВЕННОГО ТЕННИСА

Х Р О Н И К А

Дополнения к Уставу  Ассоциации теннисных журналистов

 

Состоялось организационное собрание учредителей Ассоциации теннисных журналистов. Питерский журналист и литератор Вячеслав Шориков, инициировавший создание Ассоциации, высказал идею об обязательной ротации каждые 4 года журналистов, занимающих пост председателя Ассоциации и пост капитана команды журналистов-теннисистов. Это положение было принято и внесено в Устав Ассоциации.